Спецпроект ТАСС

Четверть века назад, 17 января 1991 года, США и их союзники начали первую военную операцию против Ирака. «Буря в пустыне» была направлена на восстановление суверенитета Кувейта, захваченного иракской армией в августе 1990 года. Эта война в корне изменила не только Ближний Восток, но и всю систему международных отношений.

Для американцев в условиях ослабления СССР и перспективы его развала кувейтские события были прелюдией к глобальному переустройству на основе однополярного мира. Складывалась новая роль США как гегемона, и для американской администрации было важно не только не дать слабину, но и подтвердить свое новое амплуа главного игрока на мировой арене
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)

Предыстория: разогретые амбиции Саддама Хусейна

В 1988 году закончилась ирано-иракская война, длившаяся восемь лет. За это время Багдаду оказывали финансовую поддержку многие страны Персидского залива, а также США.

Вашингтон называл Саддама Хусейна «нашим сильным человеком в регионе». Заигрывание с иракским лидером началось в 1979 году после Исламской революции в Иране, когда США потеряли одного из ближайших союзников в регионе. Новый Иран и угроза распространения исламской революции (с шиитским окрасом) также не нравились арабским государствам Персидского залива (Саудовской Аравии, Кувейту, Катару, Оману, Бахрейну и ОАЭ), которые всегда ревниво относились к Тегерану. В том же году к власти в Ираке пришел Хусейн и тут же оказался в центре ближневосточной интриги.

В Багдад зачастили иностранные гости, которые стали внушать иракскому президенту, что он один способен остановить расползание шиитского экстремизма.

Хусейну, который претендовал на роль общеарабского лидера, импонировало внимание со стороны лидеров других стран. Это подогревало его амбиции.
В итоге началась война между Ираком и Ираном, выгоду от которой получили очень многие, прежде всего продавцы оружия.

Именно в 1980-е гг. Багдад стал получать от западных стран технологии, оборудование и средства для производства оружия массового уничтожения.

В 1991 году конгрессмен из Коннектикута Самюэль Геджэнсон, председатель подкомитета Палаты представителей, занимавшегося расследованием экспорта новейших технологий в Ирак, отмечал в своем докладе: «С 1985 по 1990 годы правительство США одобрило 771 разрешение на экспорт в Ирак новейших технологий, в том числе и средств для создания оружия массового уничтожении…».

США закрывали глаза на внутреннюю политику Саддама Хусейна, в том числе применение химического оружия против собственного населения и иранцев, подавление курдских и шиитских восстаний, политические репрессии. Все, что угодно – чтобы победить Тегеран.

Продавал вооружение Ираку и поддерживал с ним активные военный связи и СССР, не замечая ради выгодных сделок уничтожения иракских коммунистов.

Арабские монархии Персидского залива финансировали покупки оружия Ираком, так как им было выгодно, что их соседи – самые сильные государства региона – тратят свои ресурсы на войну друг с другом.

Весь мир спустил Саддаму Хусейну расправы с внутренней оппозицией и инакомыслием… У диктатора постепенно складывался комплекс безнаказанности. Он твердо верил, что западные политики — изнеженные белоручки, испорченные цивилизацией, которые не решатся наказывать Багдад силой
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)

 

Расплата по счетам

Война с Ираном закончилась, и пришло время платить по счетам. В 1990 году резко ухудшилась экономическая ситуация в Ираке.

Военные расходы были огромным бременем. При валовом национальном продукте в $45 млрд (1988 год) расходы на военные нужды составляли $13 млрд. Кредиторы, прежде всего арабские страны, включая Кувейт, стали требовать возврата долга.

В то же время Хусейн продолжал видеть себя лидером арабского мира, который диктует всем свои условия. Ему необходимы были финансовые ресурсы, а значит – высокие цены на нефть и сокращение конкурентов на нефтяном рынке. Ключом к решению этой задачи должен был стать соседний Кувейт, который иракцы считали своей территорией, так как в XIX веке он был частью вилайета Басра (приграничный район Ирака) в составе Османской империи.

Доказанные запасы нефти Кувейта ненамного меньше иракских — около 143 и 101,5 млн баррелей (данные ОПЕК на конец 2014 года). Суммарно по объему нефтяных запасов Ирак и Кувейт могли бы занимать третье место среди стран ОПЕК после Венесуэлы и Саудовской Аравии.

Кроме того, у Кувейта были значительные финансовые ресурсы, а Ирак все больше погружался в нищету.

 

Из магазинов, где еще год назад царило изобилие, прилавки ломились от западных товаров исчезло буквально все, хорошо жила только верхушка, приближенная к Саддаму, остальные остались ни с чем, цены резко выросло, государственные дотации прекратились
— Хашем аль-Мосави, уроженец Багдада, в 1990 году ему было 18 лет
— Хашем аль-Мосави, уроженец Багдада, в 1990 году ему было 18 лет

 

Уже с середины 1990 года Багдад стал резко критиковать другие арабские страны, прежде всего по вопросу нефтедобычи и низких цен на нефть. Особым нападкам подвергался Кувейт, в вину которому ставилась незаконная, по мнению Ирака, добыча нефти в спорном приграничном районе Румейла. Кувейт в свою очередь выступил с обвинениями в адрес Ирака из-за оккупации приграничных районов своей страны и незаконной эксплуатации одного из нефтяных полей. Арабские страны пытались примирить обе стороны, однако требования Багдада росли. По одной из версий, иракцы ждали, что Кувейт пойдет на уступки и откупится. Но этого не произошло. 1 августа 1990 года ирако-кувейтские переговоры в Джидде (Саудовская Аравия) были прерваны.

В ночь с 1 на 2 августа 1990 года иракская группировка, насчитывавшая 120 тыс. солдат и 350 танков, вторглась на территорию Кувейта. Существует версия, что решимости Саддаму придала невнятная позиция Вашингтона. Иракский лидер сделал вывод, что США не будут вмешиваться. СССР на тот момент был занят своими проблемами, кроме того, именно в этот момент произошло сближение позиций Москвы и Вашингтона по многим направлениям.

Оккупация Кувейта

Кувейт был оккупирован за сутки и превращен в еще одну провинцию Ирака, эмир Джабер III бежал в Саудовскую Аравию.

С момента оккупации Кувейта погибли, по разным оценкам, от 4 до 7 тыс. его граждан. 12 тыс. кувейтцев попали в плен или пропали без вести.

Семь месяцев, как семь лет – так говорят кувейтцы об оккупации.

 

Это было худшее, что случилось в моей жизни… Мы «погибали» каждый день. Иракцы каждый день проверяли дома и забирали кого-нибудь. Моя беременная жена была в США и не могла со мной связаться
Абдель Азиз Бу-Дустур, служащий одного из кувейтских ведомств
Абдель Азиз Бу-Дустур, служащий одного из кувейтских ведомств

 

Кувейтцы не могут забыть, как их пытались сделать иракцами: заставляли менять документы, номера автомобилей, переименовывали ведомства.

Кувейт подвергся разграблению, иракцы вывозили из страны все, что можно –  ценности, машины, одежду, продовольствие, оборудование.

Огромный ущерб был нанесен экономике страны. При отступлении иракцы подожгли нефтяные скважины – небо над Кувейтом почернело, дышать было невозможно. Это стало одной из крупнейших экологических катастроф.

Но самое главное — атмосфера страха, которая царила в стране. Тысячи оказались в тюрьмах, счастливчиками оказались те, кого не успели переправить в Ирак.

Ибрагим аш-Шахин, замдиректора Национального комитета Кувейта по делам военнопленных и пропавших без вести вспоминает:

«В 1990 году я более месяца проработал в администрации Кувейтского общества Красного Полумесяца. Мы даже ездили в Багдад на встречу с представителями иракского отделения. Они хотели включить нас в свой состав, но мы сказали, что есть международные нормы и конвенции, есть женевские соглашения, и мы не имеем отношения к политике. Через неделю после того как мы вернулись, нас арестовали и поместили под стражу во дворце Ан-Наиф. Под арестом мы провели чуть более месяца…

Два раза нас перевозили из дворца в другое место, откуда пленных кувейтцев переправляли в Ирак. Слава Богу, нам повезло, но я до сих пор не знаю почему. Первые дней семь-десять мы даже не знали, что с нами будет, и думали, что нас казнят… У одного из моих друзей был диабет и ему нужно было лекарство. Его жена пыталась найти нас и обошла все места, где содержали пленных, в том числе дворец Ан-Наиф. Она даже говорила, что согласна на то, что ей не дадут встретиться, и что она просто передаст лекарство. А иракцы отвечали ей, что ее мужа среди арестованных нет… В конечном итоге благодаря некоторым кувейтцам, которые имели серьезные связи с иракскими офицерами, нас отпустили«.

На сегодняшний день в Национальном комитете по делам военнопленных и пропавших без вести зарегистрированы 605 досье. Из них 550 на кувейтцев, остальные на подданных Саудовской Аравии, Бахрейна и граждан Филиппин, Индии и Ливана. «Работа в сфере поиска пропавших без вести продолжается. Раз в два месяца мы проводим встречи с иракской стороной. В настоящее время мы ведем поиски братских могил кувейтцев, которых казнили иракские войска под командованием Саддама«, — подчеркнул аш-Шахин.

К настоящему времени обнаружены и опознаны путем ДНК-экспертизы останки 236 человек. Однако тела остальных по-прежнему находятся в братских могилах в нескольких местах в Ираке, и основная проблема состоит в том, что сейчас во многих местах невозможно работать по соображениям безопасности.

Кувейтцы также отмечают вклад российских дипломатов Юлия Воронцова и Геннадия Тарасова, которые по очереди занимали пост координатора ООН высокого уровня по репатриации граждан Кувейта и их останков и возвращению кувейтской собственности. «Они провели колоссальную гуманитарную работу«, — сказал аш-Шахин.

Ультиматум Ираку

Оккупация Кувейта расколола арабский мир, однако большинство международного сообщества осудило действия Ирака. В период со 2 августа по 29 ноября 1990 года СБ ООН принял 12 резолюций по ирако-кувейтскому конфликту, в том числе вводившие запрет на поставки вооружений Ираку и ряд экономических санкций.

Резолюцией №678 от 29 ноября 1990 года СБ ООН разрешил использование «всех необходимых средств для восстановления мира и безопасности в этом районе» и объявил окончательным сроком для отвода иракских войск с территории Кувейта 15 января 1991 года. Это был ультиматум.

Вопреки предсказаниям Ирака Вашингтон не остался в стороне от конфликта. Кувейт был одним из основных поставщиков нефти на американский рынок, потенциальной угрозе со стороны Ирака подвергалась Саудовская Аравия – еще один партнер США в регионе. Немаловажным фактором было и то, что в результате авантюры Хусейна цены на нефть подскочили с $15 до $41 за баррель.

Чтобы предотвратить возможное вторжение Ирака на территорию Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, США направили в Саудовскую Аравию войска и начали создание под своей эгидой многонациональной группировки для противодействия Багдаду. С 7 августа 1990 года по январь 1991 была проведена операция «Щит пустыни», заключавшаяся в сосредоточении сил многонациональных войск в зоне конфликта. Помимо США воинские контингенты направили Франция и Великобритания, к коалиции присоединились Египет, Сирия, монархии Персидского залива и другие государства (всего около 30 стран).

Расклад сил к середине января 1991 года:
Многонациональные силы Иракская армия
около 700 тыс. военнослужащих (из них свыше 500 тыс. американцы) около 700 тыс. человек
около 2,5 тыс. боевых самолетов и 2 тыс. вертолетов до 700 самолетов
свыше 4 тыс. танков более 5 тыс. танков
3 тыс. стволов орудий полевой артиллерии и минометов 8 тыс. орудий и минометов
более 100 боевых кораблей до 500 установок ракет класса «земля-земля» типа «Скад»

 

Москва до последнего пыталась не допустить военных действий в регионе. Советская стратегия сводилась к тому, чтобы убедить иракцев выполнить требования СБ ООН, а американцев – дать Хусейну шанс уйти из Кувейта, не потеряв лица. В Багдад несколько раз в качестве специального посланника Москвы прилетал Евгений Примаков, предлагавший план постепенного вывода войск. Однако из его миссии ничего не вышло — США требовали немедленного ухода, иракцы же предлагали очень вязкие схемы. В Багдаде понимали, что Москва не одобряет кувейтскую авантюру и не будет как в прежние времена противостоять Вашингтону.

 

Когда Примаков вышел от президента, и мы сели в машину, Евгений Максимович был очень взволнован и повторял: «Какой большой прорыв! Он согласен уйти! Какой прорыв!» Выяснилось, что Хусейн действительно согласился уйти из Кувейта, но предложил для согласования окончательной схемы и деталей направить (вице-премьера) Тарика Азиза в Москву.

Саддам дал понять, что это — предел его подвижки. Мы поехали в посольство, чтобы доложить о содержании беседы в Москву. Между 1.00 и 2.00 часами ночи в посольство приехал Азиз. Выяснилось, что в итоге совещания у Хусейна схема согласия иракцев на вывод своих войск из Кувейта стала еще более вязкой, неудобоваримой, и что это повлечет за собой новые непозволительные, в буквальном смысле убийственные, заминки, задержки

Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)

39 дней и 100 часов

В ночь на 17 января 1991 началась бомбардировка Ирака силами многонациональной коалиции во главе с США. Это и стало началом операции «Буря в пустыне». В основном удары наносились по военным объектам, правительственным комплексам, зданиям, принадлежащим службам безопасности. Обстреливалась дорога, ведущая из иракской столицы в Иорданию. Американцы и их союзники пытались не допустить бегства иракских лидеров, а также перемещения иракских комплексов в сторону Израиля, по территории которого в отместку коалиции Багдад нанес 18 ракетных ударов. Обстреливал Ирак и территорию Саудовской Аравии.

 

Мне тогда было 9 лет, я помню только, как мне было страшно, звуки попадающих по целям ракет пугали больше всего, и я прижимался к маме
Али Джафар, уроженец Багдада
Али Джафар, уроженец Багдада

 

В первые же дни семья Джафара переехала из Багдада в другой город, в столице остался только отец, но экономическая ситуация по всей стране была плачевной: отсутствие электричества (электростанции были уничтожены ударами коалиции), многокилометровые очереди за хлебом. Но больше всего многие боялись, что Саддам Хусейн применит химическое и бактериологическое оружие, и тогда пострадают не только войска коалиции, но и сами иракцы.

Воздушная кампания многонациональных сил оказалась полным сюрпризом для иракского руководства. Хусейн ожидал, что коалиция фактически сразу начнет наземную операцию и увязнет в войне, как это было раньше с американцами во Вьетнаме. Однако воздушная фаза кампании продолжалась 39 дней. За это время авиация коалиции совершила до 110 тыс. самолето-вылетов (84% приходилось на долю США), сбросив 88,5 тыс. тонн боеприпасов (75% — американских), в том числе 6,5 тыс. тонн высокоточных (американских — 90%).

 

Ракеты напоминали акул, мерно покачивающихся в полете, с диковинной подсветкой взрывами снарядов от бешеной стрельбы иракской ПВО. А самое неприятное, зловещее ощущение, оставшееся у меня, состояло в том, что ракета эта будто живая, она летит, словно приглядываясь к намеченной цели… Но возводить в абсолют точность попадания ракет не позволяют реальные факты. Были попадания в жилые кварталы, хотя и немного, вместо мостов взлетали в воздух дома с их жителями. Много жертв принесла, например, бомбардировка Феллуджи
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)

 

Высказывается много версий относительно попадания в бомбоубежище в багдадском квартале Америя, где погибло около 200 человек гражданского населения. По одной из версий, в этом бомбоубежище временно была размещена одна из правительственных структур (тогда работа многих ведомств велась под землей). По каким-то причинам накануне бомбардировки чиновники покинули убежище и туда разрешили войти жителям близлежащих домов. Как вспоминают багдадцы, в тех районах, где не размещались спецслужбы и правительственные учреждения можно было себя чувствовать в безопасности.

Наземная фаза операции началась 24 февраля и получила название «Сабля пустыни». СССР пытался предотвратить эту часть военной кампании, опасаясь большого количества жертв. В конце февраля Примаков еще раз посетил Багдад и встретился с Саддамом Хусейном.

 

На той встрече Хусейн поразил своей бледностью и худобой. Он потерял явно больше 15 кг. Горели нездоровым светом глаза, в них было что–то трагическое. Это были самые трудные для него дни и, должно быть, самые трудные решения… Он, думаю, надеялся, что в ходе этой части беседы Примаков выскажет или расскажет что–то сокровенное, что–нибудь «этакое» от американцев, сделает какое–нибудь привлекательное предложение…

На самом же деле Примаков, разумеется, стараясь повысить уровень конфиденциальности, не столько выкладывал на стол новые документы, сколько с позиций давнего знакомого старался убедить Хусейна в выгодности для него скорейшего ухода из Кувейта

Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)
Виктор Посувалюк, посол СССР и РФ в Багдаде (1990-1992)

 

Существует версия, что Хусейн согласился с Примаковым и отдал приказ о начале вывода иракских войск, однако коалиция все равно начала наземную фазу военной операции. По факту, вывод войск начался 26 февраля уже в самый разгар «Сабли пустыни».

В наземной фазе приняли участие сухопутные войска США, Великобритании, Саудовской Аравии, Египта и Сирии. Главную ударную силу многонациональных войск составляли американские танки «Абрамс» (M1 Abrams), английские «Челленджер» (FV4030/4 Challenger), а также сирийские Т-62 советского производства. Военные действия продолжались 100 часов. 28 февраля столица Кувейта была освобождена и Ирак признал требования СБ ООН.

3 марта 1991 г. иракские военные и руководство многонациональных сил подписали на авиабазе Сафван (Ирак) документы, регулирующие режим прекращения огня. Суверенитет Кувейта был восстановлен.

Особенности «Бури в пустыне»

  • Первый международный конфликт после окончания холодной войны (декабрь 1989 года)
  • СССР и США в первый раз после холодной войны не имели принципиальных расхождений в оценке происходящего в третьей стране
  • СБ ООН впервые смог сыграть именно ту роль, для которой предназначалась эта организация с момента своего создания – «поддержание или восстановление международного мира и безопасности», в том числе и посредством применения силы.
  • «Буря в пустыне» стала первым международным опытом по формированию многонациональных сил.
  • В первый раз арабы вместе с иностранными силами участвовали в военной операции против арабской страны. Израиль оказался по одну сторону «баррикад» с частью арабских стран.
  • Первая военная операция, ход которой освещался в прямом эфире. Для журналистов были созданы специальные «пулы», а корреспонденты телеканалов стран коалиции могли сопровождать войска.
  • Во время операции впервые были опробованы некоторые компоненты вооруженных сил, получившие широкое распространение уже в XXI веке. В частности, были использованы система спутниковой навигации и беспилотники. Впервые в боевых условиях был осуществлен перехват зенитными ракетными комплексами «Пэтриот» (MIM-104 Patriot) баллистических ракет, запускаемых Ираком. Общее число «умных» боеприпасов составило 8%, а их стоимость — 85%. США массово применяли крылатые ракеты корабельного базирования «Томагавк» (BGM-109 Tomahawk, выпущено 297 ракет, из них 282 успешно поразили цели). Впервые применялись ударные самолеты-«невидимки» F-117.

Потери

По разным оценкам жертвами операции стали от 30 до 150 тыс. граждан Ирака. В ходе операции серьезно пострадала инфраструктура страны, было разрушено большое число промышленных и нефтедобывающих предприятий.

По заявлениям руководства многонациональных сил, их потери составили около 340 человек, из них 293 – американские военнослужащие (в том числе 145 человек – небоевые потери). Война обошлась США в $61 млрд. Потери авиации стран коалиции составили 52 самолета и 23 вертолета.

Невыученные уроки

Казалось бы, это была идеальная операция с идеальными целями – освобождение оккупированной агрессором страны при минимальных потерях. Однако ее последствия оказались не столь удачными. У многих военных специалистов вопросы начались еще в ходе финальной фазы операции.

Согласно воспоминаниям саудовского командующего генерала Халеда бен Султана бен Абдель Азиза Аль Сауда, он был изрядно озадачен, когда на вторые сутки наземного наступления его американский коллега генерал Норман Шварцкопф (командующий американскими и европейскими подразделениями) вдруг заявил, что «может скоро получить приказ от президента Джорджа Буша-старшего о прекращении военных действий».

 

У союзников тогда еще возникли вопросы, на которые до сих пор нет исчерпывающих ответов. Почему американцы, вторгнувшись в Ирак, не замкнули кольцо окружения и позволили ускользнуть более чем 100 тысячам иракцев, главным образом из элитных дивизий республиканской гвардии? Почему так неожиданно для союзников США завершилась наземная фаза операции, хотя все были уверены в том, что целью американцев является разгром иракской военной машины и устранение режима Саддама Хусейна?
Сергей Печуров, генерал-майор, доктор военных наук, профессор
Сергей Печуров, генерал-майор, доктор военных наук, профессор

 

Финал военной операции позволил Саддаму Хусейну представить итоги войны внутри страны, как победу. По воспоминания Посувалюка, в январе 1992 году по случаю годовщины начала войны в Багдаде была организована масштабная пропагандистская кампания по поводу «победы» в войне, легендарного героизма армии и народа, беспримерного полководческого таланта Хусейна. Сам иракский лидер заявлял, что «Ирак не просил прекращения огня — это, дескать, силы коалиции сами попросили об этом».

Разочарована была и та часть иракского общества, которая была настроена против Хусейна. Они надеялись, что разгром иракской армии приведет к падению режима.

 

Для многих из нас начало «Бури в пустыне» было как преддверие свободы, мы не хотели, чтобы нас освободили иностранные войска, и уж тем более не думали, что страна может быть оккупирована, а предполагали, что наша оппозиция сможет воспользоваться ситуацией и свергнуть Хусейна
Хашем аль-Мосави, уроженец Багдада
Хашем аль-Мосави, уроженец Багдада

 

Одной из причин сохранения режима Хусейна многие эксперты считают нежелание американцев усиливать в регионе позиции Ирана. Кроме того, сохранение нестабильности в Ираке позволяло оставить в районе Персидского залива крупный военный контингент. Кроме того, на тот момент Вашингтон еще вряд ли бы решился действовать в обход резолюции СБ ООН, которая одобряла освобождение Кувейта, но не свержение режима.

Однако иракское население было поставлено в тяжелые условия: продолжал работать репрессивный аппарат, международные санкции, действовавшие в отношении Ирака в связи с программами, связанными с разработкой оружия массового уничтожения, привели к обнищанию и голоду, кроме того, периодически возобновлялись военные удары Запада по иракской территории.

С 1991 по 2003 год международное сообщество то пыталось искать с Ираком компромисс, то оказывало беспрецедентное давление. Многие страны наживались на иракском кризисе. Основные скандалы связаны с контрактами по программе «Нефть в обмен на продовольствие», учрежденной ООН в 1995 году для оказания помощи населению. Но она не изменила ситуацию для основной массы иракцев, большинство из которых находились на грани нищеты, резко снизился уровень образования, менялась психология целой нации, поставленной на грань выживания.

В 2003 году президент США Джордж Буш-младший довершил то, что было начато его отцом. Многонациональная коалиция, собранная американцами, свергла Саддама Хусейна. На этот раз международные силы действовали без резолюции СБ ООН. В итоге Ирак еще на 12 лет погрузился в хаос: гражданская война, оккупация части страны террористическими группировками («Аль-Каида в Ираке» и «Исламское государство» — запрещены в РФ).

«У нас был один Саддам, а стало 25″, говорят некоторые иракцы. Кто-то сейчас с ностальгией вспоминает времена, когда внутри Ирака было безопасно, не было засилья религиозного экстремизма. Но другие утверждают, что при Хусейне у граждан Ирака не было надежд на перемены, теперь есть шанс. Для нации, которая в течение почти четверти века привыкла жить в условиях тоталитарного режима и культа личности, непросто принять новые правила игры. Особенно в условиях межконфессиональных конфликтов и столкновения интересов внешних сил. Кроме того, страна по-прежнему де-факто расколота на части – Иракский Курдистан на севере, шиитский юг, находящийся под влиянием Ирана, и суннитский центр.

Мир после «Бури»

    • «Буря в пустыне» подвела черту между биполярной и однополярной системой международных отношений.
    • В течение следующих 10 лет Россия практически не влияла на ситуацию на Ближнем Востоке. Возвращение в регион началось в 2000-х годах в преддверии второго иракского кризиса. Однако полноценно противостоять политике США в регионе Москва начала вновь только в 2013 году, когда Вашингтон готовил свержение президента Сирии Башара Асада.
    • Раскол арабского мира стал очевиден, в частности, палестинцы заняли сторону Ирака, лишившись в итоге финансовой и политической поддержки арабских стран Персидского залива. Это стало одной из причин, повлиявших на начало процесса ближневосточного урегулирования между арабами и Израилем.
    • Многие политические инструменты, опробованные в ходе «Бури в пустыне», среди которых создание многонациональных сил, попытка получить одобрение СБ ООН для военного вмешательства, стали популярны для разрешения ближневосточных кризисов уже в XXI веке. Однако до сих не найдено идеальное решение для постконфликтного урегулирования. Урок «Бури в пустыне» до сих не выучен — военная победа не ведет к миру и стабильности.

Буря в пустыне», начатая в 1991 году, до сих пор не улеглась!

 источник